КОМПОЗИТОР АЛЕКСАНДР АВЕРКИН
     
    Главная » 2012 » Май » 30 »
    17:43
    Дорогие друзья и гости Аверкинсвкого дома,доброго времени суток ВАМ!!!
    Я  хорошей вестью спешу поделиться ...
    Только что получила письмо и фото от нашего друга,
    замечательного талантливого писателя,
    Ивана Николаевича Чуркина...
    А в этом письме рассказ о замечательном событии..
    Зыкинском фестивале!!!!
    Я не буду комментировать .... я читала со слезами на глазах...
    с чуством сердечной благодарности ВСЕМ
    кто задумал и воплотил в жизнь это уникальное мероприятие...
    ВСЕМ кто сделал это событие ПРАЗДНИКОМ!!!
    Прочтите рассказ И.Н.Чуркина....соприкоснитесь.... порадуйтесь ....
    поблагодарите замечательных людей....

    Читайте....Смотрите...
                         И ЕСЛИ КТО МЕНЯ ВСПОМЯНЕТ,
                             ТО ЭТО РОДИНА МОЯ
                 Заметки с межрегионального конкурса

                                  «Вишневая метель»

                                   памяти Л.Г.Зыкиной

    ЗЫКИНА В КАЖДОМ ДОМЕ РОДНОЙ ЧЕЛОВЕК

     Соловьиный май нагрянул в Нижегородский край в этом году мгновенно: весна капризничала, не желала расставаться со снегом, в открытую калитку не спешили холода. А тут вдруг взяла и двумя днями растопила речку Пьяну, бурным потоком талой воды захлестнула прибрежные овраги и перелески, а потом закружила сначала черемуховым и сиреневым цветом и затем пахучей вишневой белизной окрасила всю бутурлинскую округу. Районный центр Бутурлино, что в двухстах километрах от Нижнего Новгорода и в тридцати верстах от пушкинского Болдина, обрадовался цветению: здесь впервые ждали такое большое число гостей. Да не просто гостей, а исполнителей русской песни из Тамбовской, Рязанской областей, из Чувашии и своих, нижегородских, безусловно. Более тридцати коллективов и такое же количество исполнителей выразили желание принять участие в первом межрегиональном конкурсе «Вишневая метель» памяти великой русской певицы Людмилы Зыкиной. - Когда родилась такая идея, некоторые руководители Бутурлинского района засомневались: а почему у нас проводится подобный фестиваль? Зыкина не нашего края родом, она здесь никогда не была. А когда сели, поговорили и пришли к одному выводу: наша Зыкина, она в каждом доме родной человек, так почему же не вспомнить ее, не поблагодарить, не напомнить, а может, даже открыть эту певицу нашим современным детям и внукам, - рассказывала после фестиваля Вера Гринько, начальник отдела культуры Бутурлинского района, заслуженный работник культуры России. - Я из своего детства помню, как усаживались семьей у телевизора смотреть концерт из Москвы и ждали, когда же объявят Зыкину. А когда она запоет, в доме стояла священная тишина, - говорил на открытии фестиваля глава администрации Бутурлинского района Николай Чичков. – Жаль, сегодня не звучит этот голос ни по радио, ни по телевизору, а ведь в нем все от русского человека. Что ни говори, а по Зыкиной можно учить историю российскую. По ней можно сверять честь и достоинство настоящих граждан России и пить, как их хрустального родника, любовь к матери, женщине, земле-кормилице. Она учила нас, русских, уважать себя. Теперь вот пришло время благодарить певицу за нас же, ее творчеством выправлять исковерканные молодые судьбы, поднимать с земли притоптанную былую славу непонятной русской души. А чего тут не понятного? По ее же песне: «В селах Рязанщины, в селах Смоленщины слово «люблю» не привычно для женщины…», в наших селах испокон века оно заменялось другим словом – жалею. Да, пришло время жалеть землю нашу, культуру нашу, Родину нашу. И лучших попутчиков на этой ухабистой дороге, чем Зыкина и ее песни, нет. Так решили в Бутурлине. Решение сразу же поддержал художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического ансамбля «России» имени Людмилы Зыкиной Дмитрий Дмитриенко: - Начинание достойно уважения, и сколько возможно наше участие в фестивале, мы с музыкантами в нем будем участвовать. Вместе с Дмитрием Дмитриенко на фестиваль приехала народная артистка России Надежда Крыгина: - Людмила Зыкина создала своим творчеством настоящую академическую школу народного песнопения, и мне особенно приятно, что фестиваль в Бутурлине открывается конкурсом. Сегодня среди профессионалов-исполнителей почти конкурсов не проводится, а их так ждут певцы-народники, а тут конкурс для самодеятельных коллективов! Это дорогого стоит. Как не согласиться с авторитетными людьми, да только остается горчинка: министерство культуры Нижегородской области не проявило к фестивалю ни малейшего внимания. Какую телеграмму-приветствие, и ту не прислали участникам. Посчитали фестиваль затеей местных властей? Или обиделись, что ни от министерства шла инициатива? Или не хотелось обременять себя какими-то обязательствами? Кто знает! Только пишут и сочиняют порой оторванные от народа прожекты, а тут сам народ вынес решение: «Вишневой метели» быть. Его и руководителей Бутурлинского района поддержал председатель Союза писателей России, заместитель председателя Всемирного Русского Народного Собора Валерий Ганичев. В своем приветствии фестивалю он написал: «Признательно от имени Союза писателей России и Всемирного Русского Народного Собора обращаюсь к вам – организаторам и участникам межрегионального фестиваля «Вишневая метель» памяти Л.Г.Зыкиной. Знаменательно, что в нижегородской стороне, талантливом крае знаменитых народных промыслов, гражданских имен Горького, Чкалова, спасателей Отечества в лице Кузьмы Минина, зазвучат песни великой певицы и песни великого русского народа, оставленные в наследство нам и нашим грядущим поколениям. На фестивале, который, несомненно, станет заметным культурным событием центрального региона России, в один букет сольется творчество народных исполнителей, чья заслуга в сохранении народных традиций и лучших образцов русской песенной культуры неоценима. Когда люди не за деньги и не за славу оберегают народную жемчужину, какой является настоящая песня, несут ее в жизнь, противоречивую и сложную по сегодняшнему состоянию, явственно вырастает уверенность: стране нашей многострадальной, народу нашему крепкому, молодежи нашей растерявшейся жить, творить, созидать многие и благая лета. Хочу высказать слова сердечной благодарности организаторам фестиваля – руководителям Бутурлинского района Нижегородской области, а также деятелям культуры, что принимают в нем участие, народным певцам и музыкантам, которые задумали и проводят фестиваль. Уверен: из малой вишневой стороны он прольется добром по всей России».

    ПРОЛИТЬСЯ ДОБРОМ ПО РОССИИ

     19 мая в Бутурлине начинался необычно. Среди зелени небольшого поселка, аккуратного и ухоженного, с раннего утра лились песни Зыкиной. У самого подъезда к поселку притормаживали машины и люди прислушивались к родному голосу. На завалинке аккуратного домика сидит стайка старух: - С утра слушаем - не наслушаемся. Говорят, к нам гостей много съезжается. Жалко, что не дойдем до клуба-то (это о Дворце культуры), а хочется там побывать. - Какому это умному человеку на ум пришло Зыкину вспомнить? Вот уж Господь надразумил так надразумил. Сидим, слушаем, себя молодыми вспоминаем. А Дворец культуры гостеприимно распахнул свои двери, а в них спешат-торопятся люди творческие: через час начнется конкурс, условия которого категорично предлагают к исполнению одну песню из репертуара певицы, а вторую – на собственное усмотрение. Среди тех, кто подъехал на фестиваль, узнаю семейный ансамбль «Хмель». - Сколько ехали? – спрашиваю у Владимира Кускова, руководителя ансамбля. - Да всего-то ничего – пять часов. Коллектив этот уже многие годы верой и правдой служит песне. Глава семейства руководит, дочь Наташа вместе с зятем Андреем поют, к ним примкнула еще одна дочь Владимира Петровича – Ольга, а теперь запела и внучка Кускова. Руки тружеников, пропитанные солнцем и крестьянским трудом, лица, подпаленные весенним солнцем. - Так только с огородами расправились, картошку посадили, вот после этого сразу сюда. Правильно сделали, что приехали. После их выступления Дмитрий Дмитриенко радовался, как ребенок: - На профессиональной сцене сейчас таких исполнителей не увидишь. Хороводничали все около женщин, приехавших с родины Марии Мордасовой, - тамбовских песельниц. Голоса их еще никто не слышал, а все были покорены подлинными народными костюмами. - Так они из сундуков, нашими прабабушками сотканы и сшиты. Один вот с восемнадцатого века хранится, - щебетали певуньи. А когда запели, по всему зрительному залу теплота и радость разлились. - Тебе понятно, почему Митрофан Пятницкий к себе в хор набирал людей из Воронежской, Тамбовской да Рязанской губерний? - шепчет мне народная артистка России Надежда Крыгина. А уж когда на сцену вышли Таня Тураева и Настя Мигуль из рязанского городка Сасова, родины зыкинского композитора Александра Аверкина, и сомневаться не приходилось в выборе Пятницкого. Пигалицы совсем, школу еще не закончили, а что с ними песня сотворила: к таланту девочки приложили неимоверный труд, и песня русская их отблагодарила – статью, красотой и разливанным морем чувств. Добрая душа, заведующая отделом культуры Сасовского района Татьяна Панферова все сделала, чтобы девочки приехали на фестиваль. Чудеса творили девочки, особенно полонила Таня Тураева народной песней «Матушка, что во поле пыльно?». Сколько раз мне приходилось слышать, как пела ее Зыкина, а девушка привнесла в песню звонкую молодость, и трагедия песенной героини приобрела такую остроту, что слушателей сковало горе горькое. К сасовским певицам примкнула Даша Сикальская, студентка Нижегородской консерватории, и выплеснула на слушателя столько искренней энергии, столько звонкости и веселости, что сердце зашлось в радости и благодарении. Именно на благодарение великой певице походило выступление Нины Мерзляковой, что приехала из знаменитого волжского Городца. Природа одарила ее не только внешним сходством с Зыкиной, но и еще голосом, таким родным и узнаваемым. Никто не покорил женщину за копирование – его не было, просто родился человек на белый свет таким. - Если даже и есть моменты копирования, то они превосходны, - сказал Дмитриенко и первым предложил отдать певицы гран-при конкурса. С ним все согласились. - Я ведь пенсионерка, - рассказала потом Нина Мерзлякова. – Как же я пропущу такое событие! Подхватилась и отправилась в путь-дорогу, а здесь познакомилась с хорошим мальчиком Димой Захария из Сасова. Мы с ним решили дуэтом разучить песню «Мать и сын», и уже в июне на фестивале в честь композитора Александра Петровича Аверкина спеть ее. Не могу не сказать еще об одном ансамбле, верой и правдой служащего народной песне. Есть в нижегородской стороне районный центр Дальнее Константиново. Оно знаменито, перво-наперво, тем, что здесь родился известный русский писатель Николай Кочин. Люди постарше хорошо знают это имя и его произведения. А еще Дальнее Константиново, как и Бутурлино, знаменито вишней, а среди вишни, народ отмечает, вырастают крепкие и талантливые люди. Так вот отсюда на фестиваль приехал ансамбль «Гармошечка». Мало того, что он стал тоже победителем, вместе со своей подружкой из Бутурлина Верой Легенчук на пьедестал песенного почета поднялись солистки «Гармошечки» Галина Сорокина и Вера Галанова. Несказанной радостью пронизан был конкурс фестиваля каждого, кто в нем участвовал. Именно восторг радости вызвало выступление народной артистки России Надежды Крыгиной. Она под аккомпанемент высочайшего музыканта-баяниста Дмитрия Дмитриенко не просто пела – она благодарила каждого, кто до нее поднимался на сцену. - Не руки целовать готова вам, дорогие мои, - обращалась певица к участникам фестиваля, - в ноги кланяться в благодарности за то, что вы, в большинстве своем занятые крестьянским трудом, находите время для русской песни. И не просто поете ее, а поете профессионально, бережно, и украшаете нашу жизнь. Надежда Евгеньевна радовалась, что она состоит в родстве с нижегородцами: - Я сама родом из Курской области, мой земляк преподобный Серафим Саровский теперь рядом с вами, в Дивееве, и под его покровительством мы и дальше прославим и спасем нашу Родину. Только обязательно вместе с вами. И пела Крыгина, разливаясь соловьем и радостью, а когда взяла на себя смелость и начала «Течет река Волга», зал встал и тысячным хором поминал Зыкину, которой буквально через полмесяца исполнилось бы восемьдесят три.

    НА РОДИНЕ ВИШНИ

    Не имею права не сказать еще и вот о чем. Год назад Вера Гринько вышла к главе администрации Бутурлинского района Николаю Чичкову с предложением: - Давайте издадим несколько книжек для первоклассников об истории и памятных местах района. Пусть дети читают вместе с родителями и с ранних лет знают, в каких удивительных местах они родились и живут. Глава поддержал идею, так появилась первая книжка «Про Глашу, про Машу и борнуковского мастера Пашу». Она о зарождении в районе борнуковского каменного промысла, равного которому нет у нас. Накануне открытия фестиваля издается вторая книжка «Бакалдская кормилица». Это о селе большом – Больших Бакалдах, откуда родом родительская вишня. По ней и фестиваль назвали – «Вишневая метель». На второй фестивальный день сюда и направились все участники: на знаменитое село посмотреть, себя показать, крестьян порадовать. Забегая вперед, скажу – порадовали. - У нас отродясь такого не было. Из всех праздников – праздник, - говорили потом скупые на похвалу местные старухи. Это было потом, пока же мы едем в Большие Бакалды, и Вера Владимировна читает отрывок из только что изданной книжки: «Пробежала по Большим Бакалдам молва: Кащей с дочкой запропастились. Третий день пошёл, а ни девки, ни его самого нигде не видно. В поле не выходит. Лодка у бережка перевернутой лежит. Как воткнул топор в тесовину, так он воткнутым и торчит. Дедушка-сосед сунулся было с расспросами к Кащеевой жёнке, а та только и сделала, что двуперстно перекрестилась. Молчит, словно воды в рот набрала. Люди старика потом пытали, да он, отмахнувшись рукой, не произнес ни словечка. Ведать, мол, не ведаю, что содеялось. А откуда было знать старику, как Кащей дорогу задумал. Вечером как-то, притушив лучину, достал холщовую сумку, с коей пришел в Бакалды, засунул в неё пару онуч да лапти новые, постоял, подумал и снял с гвоздя лапти другие – поменьше. - Давай-ка, Аграфена, со мной собирайся. - На Керженец? – радостно встрепенулась девчушка. - Нам с тобой там делать нечего, в другую сторону отправимся. Уж как хотелось Грушеньке правду узнать, но смолчала. - И чего же ты дальше расспросы не ведёшь? Дорожка наша длинновата станется, только страшиться не стоит. - А я и не страшусь, - Груша тихонько под одеяло забралась, прижалась к матери. - Куда же это мы, маменька? - Отец на лихое не позовет. А куда – сама не знаю. Пошушукались, пошушукались в Больших Бакалдах, да ведь дела у каждого. То на господских полях, то на своих делянках. Огурцы да картошка, сенокос да дрова, нужда каждого одолела. До Кащея ли с его дочкой? Один дедушка-сосед с утра до вечера просиживал на завалинке. Всматривался то в одну, то в другую сторону, к бакалдинам подходил: не потопла ли? Нет, не видать девчушки. Видишь вон, лодка как лежала перевернутой, так и жарится на солнышке. Да порядочно так времени прошло – под утро снежок первый на землю упал, заприметил дедушка Макар следы на тропинке: одни большие, а рядом крохотные. Проследил слеповатыми глазами, как потоптались следы у Кащеева дома и на крылечке хилый снежок примяли. - Никак возвернулись? - обрадовался старик. – Сходить ежели? Да не ровён час, погонят с дороги. Обожду чуток. И сел у окошка. Да и чуток-то не прошёл, как выбежала из дома Грушенька и к дедову домику повернула. - Живой ли ты, дедушка? – прямо с порога вскрикнула. Подбежала к старику, обвила тонюсенькими ручонками пропахшую табаком дедушкину шею и, перегоняя себя саму, защебетала: - Где мы только с батюшкой ни были. И в Киеве были, и во Муром ходили, в белом граде Владимире несколько ночей провели. Всяких людей видали, и лихих встренули, а только больше хороших. К святым мощам прикладывались, молились. Я всё выпытывала у батюшки: почто мы в такую даль пустились? А он знаешь мне что однажды сказал? Хочу, говорит, землю нашу посмотреть да в святых местах угодникам поклониться. Были, молились, в Киев-граде в подземелье спускались. Страха я натерпелась! - Да что же я всё о себе? А ты тут как без меня жил? Поди, соскучился? – И снова к старику прижалась, а тот закашлялся, слезы кулаком по лицу растирает. - Ждал тебя, все глазоньки просмотрел, о худом надумался. - Да что ты, дедушка, я знаешь, сколько раз тебя вспоминала. Да я же тебе подарок приготовила. Грушенька из кармана цветастой кофты тряпицу достала, развязала узелок. В тряпице лежали три ягодки. - Смотри-ка, дедушка, не сберегла. От самого белого града Владимира хранила. Мы как туда пришли, я остолбенела даже – по берегу реки невиданные деревья растут, а на них крупные-прекрупные ягоды. Сорвала одну, в рот положила, а из ягоды сок брызнул. А уж сладкий какой! Вот же, не сберегла. На ладошке у Груши три махонькие ягодки лежат. Алый цвет они давно растеряли, сморщились. На тряпице от ягод пятнышки алеют, а запах сохранили. - Да ты нюхни-ка, дедушка, нюхни. Видишь, как пахнут. Скукожились все, а полынной горчинкой отдают. Прижался седой головой Макар к плечу девчушки, заулыбался. - За подарок спасибо тебе. - Смеёшься? – встрепенулась Грушенька. - Да вот нисколечко. Если ягоды несла такую даль, значит, помнила обо мне, убогом… А про ягоды не горюй. Если в володимирской земле Господь их принял, поди, и нам не откажет. Пойдем-ка в огород. Дедушка прихватил в сенцах лопату, к забору у крыльца подошёл и капнул землицу: - Снежок ныне, правда, да он не холодный, вместо дождя осеннего. В ямку Грушины ягодки положил, прикопал сырой землицей, с изгороди старое лукошко снял и накрыл ягоды сверху. - Вот мы и знать будем, где они у нас покоятся. А весной вместе поухаживаем за ними. Как ты сказываешь это деревце прозывается во белом-то граде? - Вишенкой зовут. - Вишенкой, говоришь. Занятно. Занятно, не занятно, а весной ягодки сквозь землю проклюнулись. Росточки хоть и жиденькие пошли, а крепкие, извилистые. - Не иву ли мы с тобой посадили? – сумневается старик. - Да вишня это, вишня. Сама же видела. Точь-в-точь такая, и листочки такие, только эти малюсенькие. Подрастёт, ей Богу подрастёт. И ведь подросли деревца. Одну зиму прозимовали, другую, третью, а как четвертая весна на пригорки выскочила да тёплого ветерка из-за бакалдин принесла, да жёлтыми одуванчиками деревню украсила, три вишни и раскудрявились белизной. Май прошмыгнул, июнь к закату стал подбираться, и заалели деревца крупной ягодой. Бордовая, с ночным оттенком, будто грозовая туча их красила, а уж сладкая какая да душистая. - Ты поди-ка по соседям пробегись, - протянул дедушка девчушке целую горсть ягод. – Угости, не скупись. А коли по нраву придется наша с тобой вишня, пусть за побегами осенью приходят. Видишь, сколько росточков рядом появилось. Видно, к радости нашей общей. Хорошего завсегда всем хватает». Вот сюда, на родину вишни, и спешили участники фестиваля. Не хвастали авторы книжки – Большие Бакалды оказались большими, интересными, ухоженными, если бы не главная российская беда по названию дороги. Насколько хватает взора, везде открытые склоны и овраги, а по ним, без конца и начала, вишневые сады, да приветливые сельские домики, и нарядные местные жители. Спешат-торопятся поодиночке, с товарками, семьями целыми в центр села, к Дому культуры, где под вишневыми деревьями выросла сцена, где на лужайке идет бойкая торговля, а на обед артистам несут бакалдцы кто печеные яйца, кто вишневое варенье, кто творожные ватрушки, а еще пироги с вишней, топленое коровье молоко, самое-пресамое настоящее, и чугуны с пшенной кашей. А к ней – топленое масло, да еще самовары дымятся. Дядя Веня, самая известная достопримечательность села, достал пятилетней выдержки собственной вишневки и угощает приезжих. А приезжие уже выходят на сцену, аккурат напротив памятника Мичурину, что оберегается селом. А как по-другому? Колхоз носил имя ученого, три века почти консервный завод народ балует соками да вареньями, да в каждый дом зайди и услышишь: - Приезжайте к нам за вишней. Не за деньги – просто подарим. Напрасно волновался глава сельского поселения Герман Круглов – коллективы и солисты были довольны встречей, потому лилась, словно река, русская песня за песней, и не сосчитать, скольких сердец она коснулась, сколько душ обогрела. Что ни говорите, а только сельский человек может оценить настоящее искусство. - Вы ведь не песню поете, - низко кланялась старушка, поддерживаемая под руки внуками, обращаясь к певуньям, - вы нам жизнь возвращаете. Будьте добры, приезжайте еще, в численнике буду дни зачеркивать до следующего мая…

    Меня не станет – солнце встанет,

    И будут небо и земля.

    И если кто меня вспомянет,

    То это родина моя, - пела пророчески Зыкина. Думали ли руководители Бутурлинского района Нижегородской области, собирая самодеятельные творческие коллективы на фестиваль памяти Людмилы Зыкиной, сколько радости прольется на людей в эти майские солнечные два дня? Уверен: думали. И в думе своей не государевыми людьми выступали, а государственнымиТеперь настало время и российскому министерству культуры, и нижегородскому министерству культуры поддержать фестиваль в Бутурлине. Надеюсь, будет так, если мы воистину хотим сберечь нашу Родину, нашу зыкинскую Россию – не засоренную горечью, а великую, державную страну.

    Иван ЧУРКИН, член Союза писателей России

     

     

     

    Просмотров: 257 | Добавил: kompozitor
    Вторник, 26.09.2017, 21:08
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход

    Форма входа


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Поиск
    Яндекс.Погода
    Архив записей







     


    Copyright MyCorp © 2017