КОМПОЗИТОР АЛЕКСАНДР АВЕРКИН
     
    Главная » 2015 » Февраль » 07

     

    10.02.2015
    Четвертая полоса | Культура
     

    Александр Тарасов: «Я понял: это свой человек»

    10 февраля исполняется 80 лет со дня рождения известного композитора, заслуженного деятеля искусств России Александра Аверкина

     

    Автор: Владимир Хомяков

    Просмотров: 625

    Александр Петрович Аверкин
    На снимке: Александр Петрович Аверкин

    Когда в феврале 1997 года в Сасове проходили первые вечера памяти А.П. Аверкина, на одной из таких встреч со своими воспоминаниями о знаменитом земляке выступал и депутат Рязанской областной Думы А.С. Тарасов, близко знавший всенародного песенника и более двух десятков лет друживший с ним. Наш корреспондент встретился с Александром Сергеевичем и задал ему несколько вопросов.

    – Расскажите, как вы познакомились с Аверкиным?

    – Это было летом 1972 года. Мне позвонили руководители Сасовского района и сказали, что приехал Александр Петрович Аверкин и надо помочь ему в ремонте автомашины. Ну и принять именитого гостя, как подобает в таких случаях. Честно признаюсь, я растерялся. Ремонт-то сделаем, а вот угощать чем? Всяких там деликатесов мы не имели. Но все решилось само собой. Как только мы встретились с Александром Петровичем, я понял, что это свой человек. На помидоры в то лето был урожай, и я набрал их прямо с грядки – крупных, сочных. В общем, закуска получилась отменная.

    – А о чем вы беседовали в ту первую встречу?

    – Да обо всем. Я и раньше знал, что Аверкин написал песни «На побывку едет» и «Милая мама», и вдруг – сам автор передо мной. Очень высоко отзывался Александр Петрович о творчестве близкого ему человека – великой певицы Людмилы Георгиевны Зыкиной. Именно она и была первой исполнительницей его всенародно известных произведений. Говорил Аверкин и о той поддержке, которую оказал ему выдающийся композитор, уроженец рязанской земли Анатолий Григорьевич Новиков. А главное, мы узнали, что наши отчие места – аверкинская Шафторка и мои Новоселки – находятся совсем недалеко друг от друга, в дивном цнинском краю.

    – И ваши отношения продолжились?

    – Не только продолжились, но и стали доверительными, дружескими. В 70–90-е годы Александр Петрович часто бывал в Сасове, выступал здесь с концертами. Я узнал много его новых песен и находил в них подтверждение своему жизненному правилу: «Учись людей любить!» А прощальная песня Аверкина «Падают листья» поистине стала завещанием композитора нам, живущим на земле: «Всем, кто любил меня, люди, спасибо! Это вам сердце мое говорит».

    – О доброте и отзывчивости Аверкина ходят легенды. Так оно и было?

    – Конечно. Он был прост в общении, что и помогало ему в жизни, ведь Александр Петрович встречался и с космонавтами, и с хоккеистами нашей «золотой» сборной, и с членами правительства. Он легко находил общий язык с каждым человеком. Стоило только обратиться к Александру Петровичу с просьбой, как он откладывал все свои дела и стремился на помощь.

    – Я тоже не могу забыть его искренней, немного даже смущенной улыбки во время нашей встречи. Только человек с такой светлой душой мог создать подлинные песенные шедевры.

    – Память об Александре Аверкине для меня священна. Он всем своим творчеством, всей своей судьбой способствовал тому, чтобы жила русская песня. А она и есть ярчайшее отражение духовной жизни нашего народа. Недаром еще в начале 60-х годов прошлого века первый космонавт планеты Земля Юрий Гагарин назвал Александра Аверкина в числе своих любимых композиторов. И не зря были написаны вот эти стихотворные строки: «В одном строю, на песенной поверке, на жизненном стоим мы рубеже. И самым первым – Александр Аверкин: по росту, алфавиту и душе!» Звонким подтверждением всему этому как раз и стал всероссийский Аверкинский фестиваль, который проводится на сасовской земле вот уже 18 лет.

     Встреча с Александром Петровичем Аверкиным

              В школу я еще не ходила.

       Была зима или поздняя морозная осень.

                       Я жила у бабушки.

                                    Утро.

    Бабушка накидывает пуховый платок, чтобы выйти во двор – повесить выстиранное белье.

    Таз большой и тяжелый.

    Вручную всё выстирано, в синьке подсинено, в крахмале подкрахмалено.

    Любила бабушка белую кипень белья, душистую чистоту…Но в этот самый момент по радио, которое в доме по утрам никогда не выключалось, вдруг зазвучала песня «На побывку едет молодой моряк»… Конечно, название песни я тогда и не слышала и не знала, возможно, что и бабушка моя тоже не была внимательна в этом отношении: главное – звучала мелодия, звучали проникающие в сознание и в сердце слова. И вот белье ни все дела забыты на время, и прямо так - в замотанном вокруг шеи платке – не раздеваясь, бабушка присела, чтобы дослушать песню (видимо, уже ранее слышанную), а я, непоседа и щебетунья, вместе с ней присела рядышком, замолчала…А уж про любовь-то мне, семилетней, почему-то было тогда всё понятно. И настроение девушки, которой понравился молодой моряк, я воспринимала, чуть ли не как своё собственное. Он мне тоже очень нравился: грудь в медалях, ленты в якорях (но я маленькая упорно пела «сердце в якорях»). Неотразимый красавец! Герой! И такое волнение поднималось в детском, будущем женском сердечке, что представляла, как он мне жмет руку, мне глядит в глаза – и страшно становилось: да как же пережить такое счастье? Как остаться после этого живой?! Рассказывать про чувства можно по-разному. Можно что-то и нафантазировать: времени-то утекло с той поры немало - более полувека. Но тогда я не понимала, отчего так волновала меня эта песня. Да откуда мне, девчушке, было тогда знать, что если бы не волнующая и такая родная, милая мелодия этой песни, если бы не искренность исполнения её молодой и талантливой Людмилой Зыкиной, в душе которой тогда горел пламень любви к молодому Саше Аверкину,то может быть, и не тронул бы детское неискушенное сердечко этот сюжет, эта картинка, «подсмотренная» наблюдательным поэтом Виктором Боковым! И как только прозвучали слова: «а одна смеётся – целовать нельзя!» я в запальчивости закричала, хотя бабушка моя была рядышком, но я почем у-то кричала: «Это я! это меня целовать нельзя!» Бабушка по-доброму смеялась…Наверное, радовалась тому, что растет в семье девчонка-недотрога (тогда девичья строгость была в почёте). Стоило песне закончиться, она вновь вспомнила о своих женских делах, которых не переделать во век, подняла свой тяжелый таз с горой белья и уже совсем с другим настроением – радостная, просветленная, словно помолодевшая, с внутренней тихой улыбкой( словно и ей перепало немножко любви), вышла на мороз, чтобы развесить бело-кипенное бельё … Эту песню я запомнила навсегда. Потому сейчас так легко и описываю этот незначительный в общем-то эпизод, как маленькое событие моей тогда совсем коротенькой детской жизни, в которой не было еще ни музыкально школы, ни Гнесинского музыкального училища, ни Московской консерватории, ни работы на радио в качестве музыкального редактора, а позже - автора и ведущей музыкальных программ, ни фестивалей в рязанском Сасово…Всё это было позже. Гораздо позже. Но встреча с музыкой Александра Петровича Аверкина состоялась. Она не прошла бесследно! И что поразительно, эхо этой далекой встречи прозвучало уже после его ухода в Вечность. Мы познакомились с Галиной Васильевной Аверкиной, с его любимой ненаглядной Галочкой, которая через несколько лет искренней дружбы стала любимой Галочкой и для меня тоже… Сегодня мне столько же лет, сколько было Александру Петровичу в феврале 1995года. Но удивительно! Совсем не чувствуешь бремени лет, когда видишь дивные, наполненные светом и радостью фотографии улыбающегося Маэстро, не чувствуешь этого бремени и тогда, когда вдруг осознаешь, что тоже подвигаешься к черте, разделяющей земное и Вечное. Нет тяжести, нет ощущения потери. Всё живо, и у Бога все живы. И я из сегодняшнего февральского дня протягиваю руку любимому композитору и говорю ему со счастливой улыбкой в душе: « Здравствуйте, дорогой Александр Петрович! А ведь мы с Вами никогда не прощались. Хотя так ни разу и не встретились». И эти слова – не бред и не признак «сумасшедшинки»…Это сущая правда. Для меня Александр Петрович жив. И в песнях своих, берущих за душу, и в поэзии, в которой бьют родники щедрой рязанской земли. Жив в сердце каждой русской женщины, сколько бы морщинок не нарисовали годы на её лице. Жив в названии музыкальной сасовской школы и в названии одной из тихих спокойных улиц этого города, на которой стоит уже намоленный деревянный храм, наполненный верующими людьми…Многих успел Александр Петрович согреть и музыкой, и улыбкой, и участием своим, и дружбой. И это тепло, которое не остывает с годами ни на один градус! На своем последнем авторском вечере композитор произнес со сцены: «Русские люди, я дарю вам свое песенное сердце». Кто знает, возможно, это была самая волнующая минута его земной жизни. Он подарил нам самое дорогое.И, подарив, ушел… А из дня сегодняшнего эти слова воспринимаются уже не только как трогательно исповедальные, но и как духовное завещание всем грядущим музыкантам-творцам.

                                                                                         7 февраля 2015 года

                                                                                                Людмила Кириллова 

    Просмотров: 357 | Дата: 07.02.2015


    Дата: 07/02/2015
    Повенчаны русской песней
    К 80-летию Александра Аверкина

    Людмила Зыкина и Александр Аверкин

    Истинно русская песня обладает удивительным свойством объединять людей – поющего со слушающим, солиста с подпевающим хором, наконец, композитора с поэтом и исполнителем. Потому и рождаются творческие и человеческие союзы, трогательные взаимоотношения. Несмотря на разницу в летах, таким соавтором-другом стал для зрелого мастера Виктора Бокова молодой Александр Аверкин – уроженец рязанской деревни Шафторка, сын погибшего за Москву фронтовика, паренек из московского барака, танкист и баянист Таманской дивизии, которому Боков за талант импровизировать дал на счастье новые стихи «На побывку едет молодой моряк». Ее исполнила восходящая звезда Людмила Зыкина, которая вскоре стала женой Александра. Песня полетела в народ. «Ее пели чаще, чем про шумевший камыш!» – смеялся Боков.

    Земляк Аверкина по райцентру Сасово – Владимир Хомяков, написал про это песенное трио:

    Аверкин, Боков, Зыкина – 

    родные имена. 

    И в наше время зыбкое 

    ты помнишь их, страна… 

    Тут впору поставить знак вопроса: достойно ли помнит? Сразу просвещу немного читателей, почему же эти имена и сами выдающиеся личности сроднились. Виктор Боков незадолго до ухода вспоминал: «Я создал ансамбль частушки. Мне дали в аккомпаниаторы молодого парня – Сашу Аверкина, баяниста. Мы жили в подмосковном санатории, где директором была мать Маленкова. Да, мать того самого Маленкова. И она очень полюбила наш ансамбль частушки. К нам девки приезжали отовсюду частушки петь, главным образом с предприятия «Гжель», где посуду красивую делают. Собирались, пели. Сашка им аккомпанировал. Во! Я ему как-то и говорю: Саш, ты такой музыкальный, ты можешь писать песни. Я тебе стихи напишу, а ты попробуй сочини музыку… Получилась песня, а Зыкина эту песню запела… Это было году в 1957-м. И песня полетела!» 

    Незадолго до смерти Аверкин написал в своих воспоминаниях о том, что с Зыкиной их объединяли взаимная любовь и творчество. Открыли Америку! Просто никто из них не вдавался в интимное прошлое: это же люди другого – целомудренного – поколения! А ведь могла царица русской песни поприбедняться, что жила какое-то время у Аверкина в бараке с его мамой, а он приезжал из части, и она к нему наведывалась в армию. В дальнейшем много чего было, их любовно-творческий роман продолжался долго, если судить по письмам, – до 1967 года, да и потом – судя по тем песням, которые Зыкина записывала. Ведь это была не дешевая поп-культура, а жизнь в песне! Вспомните зыкинско-аверкинские признания: «Подарите женщине любовь», «Я тебя случайно повстречала» и другие... 

    Вдова Аверкина, его последняя любовь Галина Васильевна дала мне фотографию 1952 года: Боков и Аверкин по краям, а в середине Александр Савватьевич Абрамский – ученик Мясковского и Шапорина. Это был год, когда они познакомились и когда Саша поступил… в музыкальную школу Калининского района Москвы после приезда из Шафторки. Не в семь лет, как положено, а в 17! Он с гармошки «пересел» на баян и за два года закончил пятилетний курс. В это же время он стал заниматься в секции самодеятельных композиторов при Союзе композиторов у Абрамского (1952–1955). Вот как работали творческие союзы с молодежью! Александр Савватьевич стал для Саши поистине отцом родным. Воспитанник спал у него под роялем, потому как в тесном бараке, где жила мать, у него место было на сундуке. Аверкин до последних минут жизни Абрамского относился к нему с сыновним почтением. Кстати, и с Зыкиной они познакомились у Абрамского дома – молодая певица приехала за песнями, а уехала от него с Аверкиным, который прибыл с новыми песнями в увольнительную из Таманской дивизии. Зыкина тогда уже работала в хоре Всесоюзного радио, а 55 лет назад она стала солисткой Москонцерта.

    Игорь Голиков, бывший директор Оренбургской областной филармонии, написал письмо в нашу газету: «Всем сердцем поддерживаю обращение открыть в Москве государственный музей народной артистки СССР Людмилы Зыкиной. Она была запевалой всенародного хора песенного времени. Она была вдохновляющим примером для всех работников культуры и искусства, и я счастлив, что был среди них». Депутаты Госдумы от фракции КПРФ подготовили обращение к министру культуры Владимиру Мединскому, советнику президента Владимиру Толстому, мэру Москвы Сергею Собянину и директору ООО «Дом Людмилы Зыкиной» Ксении Рубцовой с просьбой открыть государственный мемориальный музей Людмилы Зыкиной. 

    Открыть музей, посвященный русской песне, собираются в помещении Русского народного ансамбля «Россия», с которым певица выступала в последние годы. В этом здании располагался кабинет певицы, туда перейдут все ее сценические костюмы. Ремонтные и реставрационные работы здания театра начнутся уже в этом году. Запланировано его учреждение было еще при жизни Людмилы Зыкиной. Тогда же и вышло распоряжение президента Российской Федерации Дмитрия Медведева о передаче ансамблю «Россия» здания Дворца культуры. Оно находится в Москве на проезде Черепановых, в доме 24. Это здание построено еще в 1904 году. Художественный руководитель ансамбля «Россия» Дмитрий Дмитриенко заявил, что проектно-сметная документация готова и капитальный ремонт осуществится с поддержкой министерства культуры. И добавил, что поддержка государства вселяет веру в осуществимость проекта. В новом театре будет концертный зал и репетиционная база. Будут созданы кружки и студии народной музыки, в которых смогут учиться дети. Дай-то Бог!

    Прославленный коллектив под руководством замечательного музыканта Д. Дмитриенко откроет 14 февраля в ЦДРИ вечер, посвященный 80-летию Александра Аверкина, родившегося 10 февраля. В прошлом году мы отметили 100-летие со дня рождения Виктора Бокова. Снова зазвучат в исполнении народных артистов России, лауреатов премии имени Аверкина – Анны Литвиненко, Зинаиды Кирилловой, Надежды Крыгиной, Светланы Игнатьевой, Олега Иванова, и более молодых хранителей русской песни неповторимые произведения, многим из которых дала жизнь Людмила Зыкина. На вечер приедут земляки Аверкина из Рязани и Сасовского района, где в последнее воскресенье июня пройдет уже 18-й праздник народной культуры имени Аверкина. Для руководительницы администрации Евгении Рубцовой это главная забота и отрада года. Вот уже две однофамилицы великого лирика Рубцова работают на ниве русской песни и поэзии. Кстати, Аверкин публиковал свои стихи в журнале «Москва», издал сборник, но всегда тянулся к высокой поэзии других.

    Помню, мы с моими коллегами с телеканала «Московия» запечатлели, как Людмила Зыкина сажает березку возле дома Аверкиных в Шафторке и клянется, что фестиваль будет жить, если березка приживется. Она за минувшие годы стала сильной и красивой. Ну, и Сасовский фестиваль, конечно, выжил, хотя сама деревня вымирает, переходит на «дачный режим». Фестиваль ширится и совершенствуется, а ведь три или четыре губернатора сменилось, череда смутных выборов и неурядиц прошла, снова кризис накрыл. Эх, выживет ли русская песня? Судя по новой программе канала «Россия» – «Главная сцена», где поют на английском и кривляются юные исполнители, русская песня на ТВ как главной сцене – обречена. Мы с Александром написали для телепрограммы песню «Русские струны», которую замечательно пел Рязанский хор:

    Надо петь и любить, и страдать,

    Доверяться чарующим звукам.

    Надо петь, чтоб успеть передать

    Нашу песню и детям, и внукам…

    Самая большая радость в парке Сасово – детишки, которые приходят на фестиваль с родителями и окунаются в чистую волну русской песни. Именем Аверкина названа Сасовская детская музыкальная школа, хор ветеранов войны и труда, улица в микрорайоне «Южный», в начале которой возведен красивый деревянный храм. Кстати, можно считать, что всех перечисленных выше творцов, как и Сашу с Людмилой Георгиевной, повенчала Русская песня.

     

    Александр БОБРОВ




     
     
    Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
    http://www.sovross.ru

    URL этой статьи:
    http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=599069
     

     

    Просмотров: 492 | Дата: 07.02.2015

    Воскресенье, 21.10.2018, 16:13
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход

    Форма входа


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Поиск
    Яндекс.Погода
    Архив записей







     


    Copyright MyCorp © 2018